Императрица – милосердная сестрица

Сестра милосердия в Первую мировую войну – востребованный стиль жизни, доступный для женщин в новых условиях. Движение Красного Креста играло заметную роль в этот период. В первый год войны энтузиазм как женщин, идущих в сестры милосердия, так и публики был огромен. Модные журналы как в России, так и в Европе публиковали фотографии блестящих аристократок в форме Красного Креста.

Императрица занималась вопросами помощи раненым как организатор. Она собирала санитарный поезда на фронт, создавала и курировала госпитали, больницы и оздоровительные лечебницы для раненых, занималась сбором и даже собственноручным шитьем одежды для солдат.

Помимо этого, императрица решила стать и сестрой милосердия. Царица подошла вопросу основательно. Она и две ее старшие дочери, Татьяна и Ольга, решили не просто сфотографироваться для журнала, а получить право носить форму Красного Креста. Все трое несколько месяцев слушали лекции, а потом сдавали экзамен на медицинскую сесту. После этого они стали работать в специальном лазарете на несколько десятков больных. Приезжали туда на три-четыре часа в день, делали перевязки, ассистировали при операциях. Фотографии трех милосердных сестриц массово тиражировались в официальных и коммерческих изданиях.

К чему это привело? Выход женщин за рамки предписанной роли породил массу негативных слухов. Неудачи на фронте объяснялись тем, что офицеры не воюют, а развлекаются с сестрами милосердия. Образ сестры милосердия через год войны чрезвычайно эротизировался, причем не только в России, у нас это было еще щадяще. Открытки и плакаты с изображениями сестер милосердия использовались как эротическая продукция, создавались порносюжеты как в литературе, так и в визуальном искусстве. Кроме того, образом сестры милосердия пользовались авантюристки, воровки, мошенницы, и об этом часто писали в газетах. В результате столь популярная прежде форма святой сестрицы, идущей на подвиг, стигматизировалась, женщины с красным крестом на платье подвергались домогательствам и насилию.

В этой ситуации императрица продолжала ездить в свой лазарет, ассистировать при операциях и появляться в форме сестры милосердия. Слухи о разврате, который творит Распутин с царицей и ее двумя дочками, легли на подготовленную почву.

Понятно, что для нейтрализации слухов нужно было победить в войне. Императрице это было не под силу. Кроме этого что-то можно было сделать?

ninaoft

Ищенко Нина Сергеевна (р. 1978) – кандидат философских наук, культуролог, литературный критик. Член Философского монтеневского общества Луганска. Автор книг «Локусы и фокусы современной литературы» (2020), «Книжная полка Татьяны Лариной» (2020), «Город на передовой. Луганск-2014» (2020), «Борьба цивилизаций в “Отблесках Этерны”» (2021), «Южный фронтир: Россия – Украина – Донбасс» (2021), «Псевдоморфозы сакральности в знаковых пространствах современности» (2023).

Related Posts

Следственное дело большевиков

Вопрос о том, получал ли Ленин деньги от кайзера на госпереворот в 1917 году, приводит простых смертных к бесконечным дискуссиям, хотя после того, как в 1950-е гг. открыли немецкие архивы,…

Манихейство, расколдованный мир и отказ у брака у спасовок

Бушнелл продолжает рассказ о живых покойниках: «Уверенность в том, что они живут в мире всепроникающего, беспросветного зла, от которого можно спастись только через смерть, и без таинств, обеспечивающих путь к…

You Missed

Попытка «Андора»

  • От ninaoft
  • 15 июля, 2024
  • 17 views
Попытка «Андора»

Новые вопросы об избранном меньшинстве

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 15 views
Новые вопросы об избранном меньшинстве

Экономическое поведение и религиозный выбор

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 12 views
Экономическое поведение и религиозный выбор

Следственное дело большевиков

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 21 views
Следственное дело большевиков

Философия в непризнанной республике

  • От ninaoft
  • 13 июля, 2024
  • 16 views
Философия в непризнанной республике

Ильин против Дугина: мессианство как воля к власти

  • От ninaoft
  • 9 июля, 2024
  • 27 views
Ильин против Дугина: мессианство как воля к власти