Московия в свидетельствах иноземцев

Русский сборник-24

Русский сборник-24 (http://ostkraft.ru/ru/books/81) имеет подзаголовок «Московия в свидетельствах иноземцев». Книга посвящена XVI–XVII векам, от Ивана Грозного до Петра Великого. К статьям на исторические темы на наш взгляд довольно искусственно присоединены два текста о Мандельштаме, написанные автором, глубоко погруженным в проблему: рядовой читатель (как я) не знает ни людей, ни событий, о которых пишет Л. Кацис, но никаких разъяснений не получает. Поскольку Мандельштамом я не интересуюсь, без сожаления их пропустила, и опишу свои впечатления от исторической части.

Именно в этом Русском сборнике содержится отчет иезуитов, ездивших в Москву с миссией обратить в католичество Ивана Грозного (https://t.me/ninaofterdingen/2699). На наш современный взгляд в этом отчете больше этнографического материала, чем оперативной информации. Нет ни расстановки сил, ни ключевых фигур московского двора, зато отображены результаты постоянных попыток узнать что-то о религии русских, их обычаях, отношении к искусству и так далее. Наглядно видно начало того пути, в конце которого – индийский мальчик Ким и английский полковник Крейтон, ведущий Большую Игру, чтобы написать годную публикацию в журнал известий Этнографического Королевского Общества.

Этот текст подготовил к Публикации И. В. Дубровский, и ему же принадлежат еще две статьи в этой книге – «Исследование о дипломатической переписке Ивана Грозного» и «Сообщение о Московском государстве в «Атласе» Меркатора».

Иван Грозный и Отелло

Дипломатия Ивана Грозного велась в условиях таких коммуникативных проблем, которые сейчас очень трудно представить. Годы уходили на то, чтобы наладить связь, и никогда не было известно, что прочитано и что понятно. Кроме того, и в наши дни дипломатическая переписка Ивана Грозного совсем не изучена, если не считать статьи И. В. Дубровского «Исследование о дипломатической переписке Ивана Грозного» (Русский сборник-24, http://ostkraft.ru/ru/books/81).

По существу же в тот период венецианская и папская дипломатия были озабочена тем, чтобы привлечь Московита на борьбу с турками, причем каждый старался успеть в этом раньше соперников. Интересно для каждого почитателя Шекспира, что в истории венецианского господства на Кипре оказался замешан и Иван Грозный: пока доблестный мавр Отелло воевал с турками во главе венецианской армии, венецианская дипломатия старалась раздобыть ему русскую военную помощь.

Царь Борис на Борисфене

Самым замечательным сюжетом в Русском сборнике-24 (http://ostkraft.ru/ru/books/81) является история перевода на русский «Атласа» Меркатора. Перевод опубликован И. В. Дубровским, а исторический комментарий написала О. Е. Кошелева.

Атлас Меркатора – вершина европейской географической мысли эпохи Великих географических открытий. В начале XVII века царское правительство решило перевести его на русский язык. При первом Романове по техническим причинам в России не могли напечатать карты, поэтому перевели только надписи и подписи, без карт, но и в таком виде «Атлас» переиздавался много раз.

Работы поручили двум переводчикам – Адаму (после перехода в православие Ивану) Дорну и Богдану Лыкову. Для работы им был выделен отдельный дом, а Лыкову, после его челобитной, дали жилье недалеко от этого дома, чтобы он не тратил время на дорогу. Оба бывали в Европе, Лыков как пленный, оба немного знали латынь. Правда, латынь они знали недостаточно, поэтому давали не точный, а творческий перевод: несколько понятых слов из текста плюс собственные знания и воспоминания об описываемых территориях, вот и результат. Легко понять, что особенно хорошо работал этот метод при переводе карт собственно Московии.

Жемчужиной этого подхода является запись о Смоленске. В латинском тексте сказано: «С одной стороны Смоленск омывается Борисфеном [греческое название реки Днепр], с другой опоясан глубокими рвами, укрепленными частоколом». В русском переводе Борисфен не упоминается, зато появляется Борис Годунов: «Есть княжество Смоленское, город крепок и велик, которой царь Борис с одной стороны высокою каменною стеною обвел, а с другой стороны высоким рвом» (С. 492). Царь Борис действительно укрепил Смоленск, и переводчики нашли этому факту применение: вместо непонятного Борисфена поставили похожего по звучанию и подходящего по смыслу царя Бориса. Так преодолели семантический барьер.

5.12.2021

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.