Фонвизин и Екатерина: полемика, которой не было

В книге «Империя пера Екатерины II: литература как политика» Вера Проскурина анализирует литературную деятельность императрицы. Замечу в сторону, что поразительно, как ей удавалось находить время, чтобы вести дневник, писать пьесы, писать для журналов, переписываться с половиной Европы и с русскими адресатами, и всё это пером по бумаге, без компьютера – это просто невероятно. Великая женщина.

Среди литературных проектов Екатерины находятся ее публичные ответы на «Вопросы», автором которых был Денис Фонвизин.

Проскурина пишет: «Известная полемика между императрицей Екатериной II и Д. И. Фонвизиным, возникшая на страницах журнала «Собеседник любителей российского слова» в 1783 году, неоднократно становилась объектом пристального внимания исследователей. «Собеседник» издавался княгиней Е. Р. Дашковой при участии Екатерины II. Казалось бы, обстоятельства этого спора давно прояснены: венценосная писательница и соиздательница дала резкую отповедь «сатиры смелой властелину», дерзнувшему в своих двадцати «Вопросах» выступить с критикой ее правления. Между тем историко-литературный и политический контекст выступления Фонвизина, как и ответных шагов Екатерины II, нуждается в более тщательной прорисовке».

В ходе этой прорисовки, с привлечением широкого круга документов, вырисовывается следующая картина: когда Екатерина отвечала на «Вопросы», напечатанные Дашковой в «Собеседнике», она была уверена, что их автор – Иван Шувалов, миллионер, царедворец, дипломат, с которым Екатерина была знакома с самого приезда в Москву, на тот момент сорок лет. Шувалов бывал и в милости, и в немилости, выполнял дипломатические поручения Екатерины в Европе, был одним из клана Шуваловых, чье финансовое положение и аристократическое могущество никогда не оспаривалось. Екатерина его не очень любила, но это была фигура.

Проскурина показывает, что Дашкова совершенно точно знала с самого начал, кто автор. Именем Шувалова она прикрыла незнатного Фонвизина, своего протеже. Когда императрица вступила в полемику, она общалась со своим давним знакомцем, человеком своего круга, с которым можно обменяться шуткой и держаться накоротке. В ее ответах явно прочитываются отсылки к Шувалову – она называет автора вопросов Нерешительным, как называла в своем кругу Шувалова.

Царедворец был не на шутку обеспокоен сложившейся ситуацией. В конце концов Дашковой пришлось вывести своего венценосного соредактора из заблуждения. Полемика прекратилась в тот же миг. Фонвизин как таковой ни слова от императрицы не дождался, она не признала за бывшим секретарем графа Панина заслуг таланта в империи пера.

Сложившаяся в советском литературоведении легенда о резких ответах Екатерины Фонвизину стала штампом и кочует из книги в книгу, приводится даже у Рассадина. Между тем хотя материальный артефакт – статьи в «Собеседнике» – существует, Екатерина Фонвизину не отвечала вовсе.

Проскурина В. Ю. Империя пера Екатерины II: литература как политика. – М. : НЛО, 2017. – 256 с.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.