Разрушение автономии политического в украинском общественном сознании в 2014–2023 гг.

После Второй мировой войны понятие войны как конфликта интересов исчезает из политической культуры. Стран западной культуры вплоть до настоящего времени ведут по всему миру дискриминационные войны одной стороны против абсолютного врага, в которых противник лишен субъектности и выведен из сферы действия гуманистической идеологии и правовых норм. С таким врагом невозможно начать войну и заключить мир, такой враг в лучшем случае преступник, которого нужно наказать. С начала СВО Украина ведет дискриминационную войну против России. Россия признается абсолютным злом, с которым нельзя договариваться и которое должно быть уничтожено. Русские демонизируются и дегуманизируются всеми средствами пропаганды, на всех уровнях воспитания и просвещения. Украинские юридические инициативы по признанию России страной-террористом также направлены на лишение России статуса врага: Россия – это террорист, с которым не ведут переговоров и не заключают мир. С украинской стороны война является тотальной, ведется на уничтожение и не может быть закончена. Для определения факторов, сформировавших эту ситуацию, рассмотрим ее в контексте политической философии Карла Шмитта,

Немецкий философ Карл Шмитт издал в 1932 году книгу «Понятие политического», в которой предложил философский анализ факторов, сделавших возможной ограниченную войну европейских народов, которая не ведется на уничтожение противника и заканчивается мирным договором. Умение вести такие войны философ считает важным прогрессом гуманности европейцев и сомневается, что такие войны возможны где-то вне Европы [2, с. 283]. Духовные предпосылки такого прогресса автор анализирует в книге.

Карл Шмитт приходит к выводу, что прогресс гуманности в европейских войнах, ведущихся с соблюдением права, имеет место из-за особой структуры духовной жизни европейской цивилизации, обеспечивающей автономию политического. В своей работе Шмитт рассматривает сферу политического как автономную часть жизни общества, независимую от этики, эстетики, экономики. Каждая такая область конструируется своей бинарной оппозицией: этика – понятием добра и зла, эстетика – оппозицией прекрасного и безобразного, экономика – парой рентабельность/нерентабельность. По мнению философа, политическое определяется противопоставлением друг/враг [2, с. 301].

Как показывает Шмитт, все перечисленные сферы они не зависят друг от друга. Это значит, что их базовые оппозиции не могут быть объяснены друг через друга. Невозможно объяснить прекрасное тем, что оно морально или экономически рентабельно. Аналогично нельзя утверждать, что рентабельное должно быть эстетически прекрасно или морально правильно. Таким же образом и политическую оппозицию друг/враг нельзя объяснять с помощью категорий, заимствованных в других сферах. Таким образом, друг в политике не обязательно красивый, добрый и экономически эффективный, соответственно, и враг не является морально несостоятельным, эстетически непривлекательным или экономически беспомощным. Противопоставление друга и врага лежит вне этих категорий и значимо само по себе [2, с. 302].

Автономность политического имеет значимые последствия в правовой сфере. Именно такой подход позволяет сделать все политические и юридические выводы из статуса врага. Как выражается Шмитт, «и враг тоже имеет статус, он не преступник. Война может быть ограничена и оберегаема правом народов. Вследствие этого она также могла быть завершена мирным договором» [2, с. 283]. Существование врага в политике естественно и не может быть устранено. Оберегание автономии политического позволяет вынести врага за рамки этических, эстетических и экономических оценок и поддерживать с ним политическое взаимодействие.

Война как конфликт интересов, согласно Шмитту, представляет собой неизбежную часть политической жизни. Автономия сферы политического позволяет как начать, так и закончить войну. Признание врага эстетически безобразным и главное, морально несостоятельным лишает его договороспособности и не позволяет ни начать, ни прекратить войну. При смешение автономных сфер общественной жизни враг выводится за рамки человеческого отношения, лишается права иметь свои интересы и быть стороной конфликта. Враг дискриминируется, и вместо классической войны как конфликта интересов возникает дискриминационная война.

Концепция дискриминационной войны предложена в работе В. Л. Толстых [1]. Исследователь показывает, что в современном международном праве, которое отражает как реальное положение дел, так и уровень философского осмысления данных проблем, исчезает из сферы актуального применения понятие гражданской войны и войны за территорию. Причина этого в том, что в случае гражданской войны или войны за территорию нужно признавать минимум две стороны и соответственно конфликт интересов, в котором каждая из сторон имеет все права отстаивать свою позицию.

Чтобы избежать признания субъектности одной из сторон военного конфликта, в последние десятилетия сложилась концепция дискриминационной войны. Основой этой концепции является учение о правах человека, которое вводится в зону сакрального и рассматривается как безусловная ценность, стоящая выше любых интересов и нивелирующая их. Таким образом, выступление против прав человека, действительное или мнимое, обесценивает ту сторону, которая его совершает, лишает ее субъектности и дегуманизирует.

Война Украины с Донбассом с 2014 года велась как дискриминационная. Донбасс не имел статуса врага. Так, в ходе войны Украины с Донбассом зоны военных действий именовались местами проведения антитеррористических операций (АТО). Отсутствие войны в описании ситуации означает, что украинская сторона не делает различия между военными и мирными жителями, не соблюдает нормы международного права в отношении военнопленных и мирных жителей. Жители Донбасса выведены из сферы действия общемировых правовых норм военного времени.

Переговорный процесс в Минске по урегулированию конфликта на Юго-Востоке Украины проводился с игнорированием Донбасса как субъекта конфликта. Договаривались Украина и Россия о наведении порядка на украинской территории, в то время как волеизъявление народа Донбасса, создавшего республики в 2014 году, не принималось во внимание вплоть до начала СВО в 2022 году. Поскольку Донбасс не признавался в качестве субъекта переговорного процесса, невозможно было достичь соглашения, которое привело бы к окончанию военных действий на компромиссной основе, с признанием интересов обеих стороны, ведь Украина признавала интересы только одной стороны – Украины.

С начала СВО такую же дискриминационную войну Украина ведет уже против России. В 2022 году на Украине окончательно оформился процесс уничтожения свободы слова: в стране существует только одна официально правильная версия событий и точка зрения на происходящее, трансляция любой другой точки зрения наказуема. На Украине также невозможно легально и законно представлять интересы русских Украины, сформировать пророссийскую политическую партию и обсуждать вопросы мира с Россией. Украина является единственной стороной конфликта, Россия выступает как преступник, которого наказывает мировое сообщество в лице Украины.

Для достижения консенсуса общественного мнения по этому вопросу на Украине используются все средства военной пропаганды, направленные на утверждение исключительности украинцев в эстетическом, моральном, религиозном плане, и навязывание представления о неполноценности русских в этих сферах. Русские не имеют права на собственное мнение просто потому, что они русские. Обсуждать это мнение и учитывать их интересы не нужно. Такая политика, применявшаяся по отношению к русским Украины, в 2022 – 2023 гг. распространяется на всю Россию и всех русских в принципе.

Таким образом, в современной войне Украины против России автономия политического по Шмитту не сохраняется. Политическое последовательно смешивается с эстетическим и этическим. Украинская пропаганда представляет русских внешне уродливыми и морально неполноценными, формируя образ недочеловека, несостоятельного во всех указанных сферах общественной жизни. Сфера политического в украинском общественном сознании оказывается полностью растворена в сфере эстетического и что еще важнее, этического. Поглощение автономии политического этической сферой ценностей приводит к признанию статуса человека только за украинцами. Русские выводятся за рамки действия морали просто потому, что они оказались врагами украинцев. Это делает невозможной гуманную войну, ограниченную правовыми нормами, что украинцы и продемонстрировали с начала горячей фазы конфликта в 2022 году (публичные пытки пленных, расстрел безоружных и так далее).

Для создания правовой возможности завершить войну украинскому обществу требуется возвращение автономии политического по Карлу Шмитту, то есть осознание того, что враг не стоит за гранью человеческого, эстетического и морального только потому, что он враг Украины. Враги Украины также имеют право на существование, у них есть собственные интересы, и они могут их отстаивать разными политическими средствами, вплоть до войны. Осознание этой ситуации является необходимым первым шагом для нормализации духовной, религиозной и политической обстановки в украинском обществе. Однако в настоящее время в стране, находящейся под жестким внешним контролем, подобное оздоровление своими силами представляется крайне маловероятным.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Толстых, В. Л. Миф о войне как центральный элемент международно-правовой идеологии / В. Л. Толстых // Российский юридический журнал. – 2015. – № 6 (105). – С. 43–53.
  2. Шмитт, К. Понятие политического / Карл Шмитт. Понятие политического. – Спб. : Наука, 2016. – С. 280–408.

Ищенко, Н. С. Разрушение автономии политического в украинском общественном сознании в 2014–2023 гг. / Н. С. Ищенко // Материалы ХVI Международной междисциплинарной научно-практической конференции «Матусовские чтения» (26 апреля 2023 года) и круглого стола «История культуры регионов России: опыт региональных исследований» (28 апреля 2023 года) в рамках «Дней науки – 2023». – Луганск : Изд-во Луган. гос. академии культуры и искусств имени Михаила Матусовского, 2023. – С. 77–79.

ninaoft

Ищенко Нина Сергеевна (р. 1978) – кандидат философских наук, культуролог, литературный критик. Член Философского монтеневского общества Луганска. Автор книг «Локусы и фокусы современной литературы» (2020), «Книжная полка Татьяны Лариной» (2020), «Город на передовой. Луганск-2014» (2020), «Борьба цивилизаций в “Отблесках Этерны”» (2021), «Южный фронтир: Россия – Украина – Донбасс» (2021), «Псевдоморфозы сакральности в знаковых пространствах современности» (2023).

Related Posts

Культурная память в социокультурной коммуникации

Доклад на первой Междисциплинарной научной конференции с международным участием в Симферополе в 2018 году. В ситуации полупризнания Крыма не все российские гуманитарии участвовали в научных мероприятиях в Крыму, чтобы не…

Использование методов тематического моделирования многоязычных коллекций для прогноза тревожных событий

Коллективная работа 2018 года по корпусной лингвистике и тематическому моделированию. В статье изложены результаты практического применения методов тематического моделирования в мультиязыковых средах для мониторинга экстремистской активности в Интернете и прогноза…

You Missed

Попытка «Андора»

  • От ninaoft
  • 15 июля, 2024
  • 16 views
Попытка «Андора»

Новые вопросы об избранном меньшинстве

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 14 views
Новые вопросы об избранном меньшинстве

Экономическое поведение и религиозный выбор

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 11 views
Экономическое поведение и религиозный выбор

Следственное дело большевиков

  • От ninaoft
  • 14 июля, 2024
  • 19 views
Следственное дело большевиков

Философия в непризнанной республике

  • От ninaoft
  • 13 июля, 2024
  • 16 views
Философия в непризнанной республике

Ильин против Дугина: мессианство как воля к власти

  • От ninaoft
  • 9 июля, 2024
  • 27 views
Ильин против Дугина: мессианство как воля к власти