Война, фронт, жизнь: русские герои Анны Ревякиной

Новый поэтический сборник Анны Ревякиной «Герои» вышел в Санкт-Петербургском издательстве «Лира». Книга проиллюстрирована художником Маратом Магасумовым, чьи работы подчеркивают и углубляют смысл стихов.

Сборник посвящен героям войны. Книга разбита на несколько частей, с разных сторон раскрывающих главную тему: «Начало», «Московский размер», «Птицы», «Афган», «Ambulance», «Родословная», «Донбасские элегии» и последняя часть, давшая название всему сборнику – «Герои».

Главная тема сборника – герои войны. Не только войны в Донбассе, но и всех войн, которые переживала Россия в бурном ХХ веке. Начинается книга стихотворением о Марине Цветаевой, поэтессе, взглянувшей в лицо самой страшной Великой Отечественной войне. Заканчивается сборник стихотворением, написанным от первого лица, от лица поэтессы Анны Ревякиной, собирающей свои стихи о новой, донбасской войне, в ту книгу, которую читатель держит в руках. Так читатель вовлекается в текст и может глазами поэта увидеть героев книги и героев войны.

В первую очередь героями являются воины Донбасса, которые в строю с 2014 года, приняли на себя ратный подвиг и сражаются за Россию на фронте. Все стихи книги основаны на личных впечатлениях автора, и особенно пронзительно звучит мотив личной вовлеченности в произведениях о воинах Донбасса, которые воюют, попадают в плен, погибают и возвращаются:

Он вздохнул, улыбнулся одними глазами,

Весь зелёный-зелёный, только чёрная балаклава.

«Это Авдеевы конюшни», – сказал и замер,

Чтобы я оценила шутку. Человек особого сплава.

Ты слышал, Гагарин вернулся живым?

Только не Юрка, а Димка.

Из украинского плена.

Вернулось полсотни их, все как один,

С улыбками необыкновенными…

…Как уходят герои? Молча.

Растеряв все рефлексы волчьи.

Вместо слёз для них море горечи,

Вместо роз для них залп тройной

Холостыми…

Все этапы воинского пути отражены в стихах донецкой поэтессы Анны Ревякиной, которая уже много лет на этой войне. Однако замечательная особенность сборника – это другие герои. Помимо военных, на страницах книги оживают люди всех возрастов, профессий и времен, несущие на своих плечах неизменную тяжесть русской войны: врачи и медсестры, шахтеры и моряки, учителя и домработницы, балерины и художники, купцы и летчики, жены, мужья и любовники, дети и дедушки, подруги и матери. Эти люди поют, играют, торгуют, тяжело работают, лечат, учат, дружат, влюбляются и вырастают, пережидают в подвалах бомбежки и везут раненых в больницу, строят храмы и отпевают мертвых, держат на себе небесный свод и земную жизнь.

Мужчина в белом с лицом усталого Демиурга, снимает халат – длинную смену – и надевает пыльную куртку…

Мальчик, согнувшись над словарём с неподъемными английскими словами, управляет невидимым кораблём с бирюзовыми парусами…

Сегодня я видела балерин, их запах – пот, кофе и тмин…

У Полины больное сердце и еще много чего болит. Она как никто жарит картошку с луком, печет бисквит…

Я пью цикорий и ем цукаты, читаю лица, катаюсь в лифте…

Дочка Ромина совсем взрослая. В него лицом. Полнится земля Донбасса погостами. Он хорошим ей был отцом.

Две девушки в камуфляже несвежем, ни модных сумочек, ни туфель на каблуке…

Художник подходит к кассе, в руках его молоко и городская булка, за художником в очереди бабулька – тусклые волосы, сморщенное лицо, платок. Третий день не оставляли бесплатного хлеба, третий день ей на ужин пить кипяток.

Евдокия – дочь горняка и сама горнячка – обушком по-изотовски, оставляя в земле полости, на-гора поднимала гору…

Газетка была не бог весть какая, тираж не более тысячи штук. Александр Фролыч был в ней за последнего самурая, протер не одну пару рабочих брюк…

Я не знаю, какого размера сердце отца Никиты, ему приходится отпевать убитых, помнить их по именам и душам…

У Гали квартира в Бахмуте, Артемовск бывший. Глаза у Гали голубые, распахнутые, но взгляд застывший, как будто внутрь. У Гали самые ароматные абрикосы и самая сладкая алыча…

Пахнет яблоня и шуршит на ветру фатой, хорошо под яблонькой онеметь, поболтать ногой…

Создавая сложное полотно своих текстов, поэт ставит перед читателем вопрос о том, кто эти люди – люди Донбасса, Кавказа, Москвы и других земель необъятной России, что их объединяет, что они делают со своей жизнью и почему. На все вопросы в книге дается ответ, в поэтической форме, но от этого еще более четкий и внятный:

Затёртое слово «народ». О чем оно? Это слово о том, что прапрадед мой в моем сыне родился снова. О том, что у каждого русского за спиною невидимый ранец, в котором прапрадед купец и дед, что был трижды ранен, отец с идеальным почерком и прадед с наколкой миней. Затертое слово «народ» на контурной карте России.

Русский народ оживает на страницах книги в конкретных людях. Эта населенность текста персонажами поразительна в такой личной книге. Анна Ревякина как поэт смотрит не внутрь, а вовне, не в себя, а на огромный Божий мир. В самые трудные минуты военного лихолетья, переживая бури и катастрофы войны, поэт не теряет зоркости, внимания, любви к людям. Анна Ревякина сохраняет в стихах детали, по которым можно воссоздать окружающий каждого из нас многолюдный мир. И это самое важный результат поэтической работы. Война в книге показана как часть жизни. Жизнь прорастает сквозь разруху, беды и страдания, и это позволяет сохранять человечность в любой ситуации:

«Где ты черпаешь силы?» – кто-то спрашивает извне, перекрикивая помехи, преодолевая дороги и блокпосты. А ты просто знаешь, что даже в этой сиротствующей весне обнаружишь со временем восхитительные цветы.

Публикации:

  1. Ищенко, Н. С. Война, фронт, жизнь: русские герои Анны Ревякиной / Н. С. Ищенко // На русских просторах. – 2024. – № 1(56). – С. 250–253.

Похожие записи