Антироссийские санкции как несостоявшийся последний удар

Армен Асриян

Вообще природа текущих санкций вызывает много вопросов.

Санкции против России всегда были дозированными и хорошо рассчитанными. Их долго готовили и к ним долго готовились — чтобы самим инициаторам они не приносили никакого ущерба. Поскольку антироссийские санкции вводились навсегда. Лучшей иллюстрацией служит незабываемая проправка Джексона — Вэника. Введенная в 1974-ом, под предлогом того, что СССР препятствует эмиграции евреев, она оставалась в силе на протяжении всех 90-ых и нулевых — хотя причина ее введения была уже клоунадой. Между Россией и Израилем уже давно был безвизовый режим — но поправка продолжала действовать. Обама с первых дней своего президентства заявлял, что «понимает всю неловкость ситуации» и что «снятие поправки будет одним из приоритетов его администрации». Прошло 4 года — и выяснилось, что отмена поправки станет «одной из основных задач второго президентства Обамы»…

Отменили ее только в 2012-ом — и только потому, что Россия вступала в ВТО, а поправка прямо противоречила правилам ВТО. Затащить Россию в эту организацию считалось задачей настолько важной, что поправку, скрепя сердце отменили… Но не совсем. Вспомним — отмена поправки была принята в рамках одного законопроекта с новыми санкциями по «закону Мангицкого». Т.е. совсем отменить однажды введенные санкции против России ну никак невозможно. То, что прямо мешало втягиванию в ВТО — отменили, но все, что можно было совместить с таким членством — ввели в новые поправки. Но, так или иначе, поправка Джексона-Вэника так и осталась, если память мне не изменяет, единственной антироссийской санкцией, отмененной хотя бы формально.

Что же до самого «закона Магницкого» — то он был наглядным свидетельством того, что, если пакет санкций готов и его принятие не принесет инициатору никакого ущерба — санкции будут введены по любому подвернувшемуся поводу. Если к тому моменту, как будет готов очередной пакет, не случится никакой смерти в тюрьме — значит, санкции примут по причине того, что в камеру заключенного Ходорковского не устанавливают кондиционер или заключенному Навальному не разрешают посещать спа-салон.

Принятие целого пакета санкций, очевидно наносящих тяжелейший урон самим инициаторам и явно не рассчитанного на долгое существование, полностью противоречит всей устоявшейся практике. Не говоря уже о том, что, вывалив весь запас санкций, фактически объявив тотальную блокаду, инициаторы сами лишили себя экономической дубинки. Угрожать России экономическими мерами уже невозможно — угроз просто не осталось. Т.е. лично мне представляется достаточно очевидным, что эти санкции задумывались, как последний удар. После них Россия должна была рухнуть очень быстро и больше не подняться. Скорее всего — просто прекратить свое существование. Но, при всей тяжести санкций, рассчитывать на то, что они одни могут сокрушить Россию в приемлемые сроки (т.е. в течение месяцев) — чрезвычайно глупо. В чем же секрет?

Мне кажется, что тут произошло ровно то же самое, что и с другой столь же нелогичной (хоть и несравнимо более мелкой) политической инициативой, а именно — женским «маршем протеста» после инаугурации Трампа. Несмотря на всю антитрампистскую истерику, США тогда еще старались, по возможности, оставаться в рамках т.н. «правового поля», и «протест» против инаугурации законно избранного президента выглядел чрезвычайно странно. Но эта странность сразу исчезает, если предположить, что женский марш (с примкнувшими к «женщинам» ЛГБТ-активистами и защитниками т.н. «расового равноправия») планировался задолго до победы Трампа. Планировался, как «марш победителей» после казавшейся неизбежной победы Хиллари Клинтон. И после неожиданного поражение растерянный штаб Клинтон, уже неспособный придумать какую-либо новую форму реакции на это поражение, запустил уже практически подготовленную акцию, просто переписав лозунги.

И вся кажущаяся нелогичность текущих санкций исчезает, стоит только предположить, что они планировались не как ответ на «российскую агрессию», а именно как последний удар после плановой украинской агрессии. Очевидно, предполагалось, что украинский удар должен оказаться неожиданным и сокрушительным, вызвав серьезное брожение в российском обществе. В такой ситуации предположение, что после добивающего санкционного удара брожение перерастет в полную неразбериху и может привести к падению текущего политического строя, перестает выглядеть таким уж нелепым. Во всяком случае, с точки зрения планировщиков.

И когда война пошла вопреки утвержденному сценарию — санкции включили почти машинально, будучи не в состоянии придумать какой-либо другой ответный шаг — в точности, как деморализованный штаб Клинтон. И это допущение прекрасно объясняет сегодняшнюю истерику и метания. Отменять санкции вопреки всей предыдущей практике означает публично признать свое поражение. Поддерживать санкции на протяжении долгого времени — физически невозможно. Что делать — совершенно непонятно.

Это не означает, что России победа может даться легко, конечно же, нет. Но Западу победу может подарить только сама Россия. И, надо признать, что она (ну, или как минимум, очень многие ее высокопоставленные представители) уже сделала для этого очень многое. Но, пока еще, к счастью, далеко не все.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.