Словно мы злодеи: Шекспир, Дионис и Агата Кристи

Детектив «Словно мы злодеи» М. Л. Рио я скачала только благодаря переводчице Екатерине Ракитиной, чьи три блога читаю всегда с восхищением. Много раз уже жалела, что я не меломан и не знаток Шекспира. Напишу, что можно извлечь из этой книги с моим кругозором.
Классическая история в духе Агаты Кристи: замкнутое помещение, узкий круг подозреваемых, у каждого есть мотив и возможность. Более наблюдательный любитель детективов, вероятно, вычислил бы злодея, но я всегда узнаю кто убийца, когда об этом говорит Пуаро, так что мне было интересно до самого конца. Написано динамично, не оторваться. Правда, я ехала в поезде из Москвы, а там других дел не было вообще; в Луганске, конечно, унесло бы потоком жизни. Уже и унесло – свои впечатления я смогла записать только пять дней спустя, и то огромным усилием воли вынырнув из потока.
Налицо сходство с «Тайной историей» Донны Тартт (я писала о сходстве с сюжетом «Преступления и наказания» в этом романе и даже делала доклад на Философском монтеневском обществе Луганска). В обоих случаях в центре действия группа студентов. У Донны Тартт студенты античники увлеченно изучают древнегреческий язык, у Рио студенты-театралы четыре года изучают и ставят на сцене только Шекспира. В «Тайной истории» студенты-филологи читали тексты о Дионисе, а в этом детективе речь идет о театре – искусстве Диониса. В обоих случаях дионисийство приводит к коллективному убийству, что напоминает человеческую жертву во время вакханалии. Но Шекспира в этой книге гораздо больше, чем цитат из классиков у Донны Тартт.
Детектив «Словно мы злодеи» – автореферентая демонстрация того, как люди создают себя из цитат, выбирая в своей конкретной ситуации что им подходит из чужих произведений – книг, фильмов, песен. Татьяна Ларина строила свою жизнь и свою любовь по французским сентиментальным романам, а герои этой истории, названной цитатой из «Макбета» (как знают все читатели Екатерины Ракитиной), выстраивают свои поступки по образцу Шекспира: они разговаривают цитатами на сцене и в жизни, Шекспир звучит в их внутренних монологах и даже вырывается непроизвольно как первая реакция, когда на ногу упал молоток.
Чтобы оценить уместность цитат и мастерство, с каким из них создана совсем другая история, которой нет и не было у Шекспира, нужно знать Шекспира гораздо лучше, чем я. Разумеется, особое удовольствие должны получить театралы.
У меня этой вовлеченности нет, о чем я снова мимоходом пожалела. Такое же впечатление на меня производил Харуки Мураками, наполнявший свои произведения американским джазом и роком. В его книгах постоянно звучат конкретно указанные композиции, которых я не знаю, а герои там ловят смыслы. Можно найти и прослушать, но тогда надо больше ничем не заниматься, причем несколько лет подряд. Вот здесь такое же. Не сложилось, ну что ж. Как говорил мой друг Ласточкин, мы воем на другие луны.

Похожие записи