«Стихи войны и мира»: через боль к смыслу

Литературно-музыкальная композиция «Стихи войны и мира» была показана публике в Луганском русском драматическом театре имени Луспекаева 1 мая 2024 года. Мероприятие прошло при финансовой поддержке Президентского фонда культурных инициатив. Авторами проекта стали журналист Вадим Авва и композитор Антон Сёмке.  Запланирован большой гастрольный тур, включающий около тридцати городов России. Я была среди зрителей и хочу указать на достоинства и замеченные недостатки. Я критик, кандидат философских наук, живу и работаю в Луганске, с 2014 года редактировала сборники Философского монтеневского общества, написала монографию о культурных основаниях гибридной войны Украины против России, мой муж погиб на фронте в 2022 году. Я вовлечена в происходящее на Донбассе и надеюсь, что моя оценка мероприятия будет воспринята в конструктивном ключе.

Театральное действие складывается из трех составляющих: стихи, музыка и видеоряд. Стихи современных российских поэтов читает Вадим Авва. После каждого стихотворения звучит музыкальная композиция, исполняемая оркестром из нескольких инструментов, расположенным тут же на сцене перед зрителем. На задник сцены проецируется изображение.

Из достоинств выступления следует отметить использование стихов современных поэтов, из Донбасса и других городов России, посвященных СВО: Марии Ватутиной, Игоря Караулова, Анны Долгаревой, Дмитрия Трибушного, Елены Заславской и других.

Хорош был и видео-пролог, связавший воедино Великую Отечественную Войну, распад СССР, Независимость Украины, Майдан и СВО. 

 Музыка, сопровождающая чтение, включала мелодии русского рока, мелодии песен Высоцкого и композицию Вивальди, то есть была рассчитана на аудиторию, становление которой пришлось на 1980-1990-е года. Это взрослые думающие люди, и музыка их молодости, включенная в действие, помогает расширить временные рамки происходящего в Донбассе, включить позднесоветские и первые постсоветские годы в контекст, показать, что военные действия в Донбассе и в ходе СВО – не внутреннее дело Украины, а внутреннее дело России, в котором участвуют люди общей культуры, имеющие общую историческую память.

Изображение, идущее на заднем фоне, составляет важную часть действия. Оно включает кадры разрушенных городов, видео и фото военных, волонтеров, мирных жителей, оказавшихся в водовороте событий. Особенно запоминаются кадры с котами возле военной техники, оживляющие происходящее, приближающие его к зрителю. Для включения максимально возможных пластов реальности в композицию было бы лучше обозначить хронотоп событий – место и год в виде титров. Луганские зрители узнают многие места, но рассчитывать на такую вовлеченность публики в других городах не приходится, поэтому зрителю нужно помочь, указав локации и время. Таким образом, будет создана широкая панорама происходящего за последние десять лет. Тем более, что включение в видеоряд кадров, созданных в период 2014–2022 гг., позволяет противостоять пропагандистскому мифу о том, что в 2022 году Россия без всяких причин напала на Украину.

Среди недостатков выступления можно указать легко устранимые и сущностные. К первым относится презентация поэтов: когда читается стихотворение, на экране на несколько секунд мелькает имя поэта, однако оно написано таким мелким шрифтом, что его невозможно разобрать с задних рядов, и оно сразу же исчезает. Стоит сделать имена более крупным шрифтом, подольше оставлять их на экране и добавить год написания стихотворения.

На меня произвело странное впечатление, когда чтец пил воду и делал селфи на сцене. Это было слишком иммерсивно. Серьезность темы диктует серьезность отношения к происходящему и к публике. 

Также мы не видели лица Вадима Аввы во время чтения стихов, так как оно не было освещено. Лица музыкантов также остались в тени, за исключением барабанщика и клавишника. Это произвело впечатление непроработанности. Если в этом был художественный смысл, его не удалось считать.

Мероприятие длилось полтора часа. Это очень много для бессюжетного действа. Возможно, стоит сократить композицию и оставить только самые сильные стихи, добиваясь эффекта за счет художественных достоинств немногого числа стихотворений, а не их количества. Возможно, стоит добавить еще одного чтеца: два голоса, мужской и женский, сделали бы выступление более художественным.

Меня также удивило, что при открытии мероприятия в Луганске не был назван единственный луганский поэт, чье стихотворение использовалось в композиции и который присутствовал в зале, – Елена Заславская. Это было бы уместно именно в данном случае, при выступлении в Луганске.

Замечания по существу относятся в самой концепции литературно-музыкальной композиции. Действие разбито на три линии: стихи, музыка, видеоряд. Эти три линии не связаны воедино, каждая идет сама по себе, они не усиливают друг друга, а существуют параллельно. Художественного целого не получилось. Самая сильная часть действия – стихотворная. Она не имеет структуры и сюжета, стихи не сгруппированы ни по какому признаку, ни хронологическому, ни смысловому. Это не спектакль, здесь нет актеров и художественного действия, поэтому логическое движение мысли берет на себя всю работу по созданию художественного единства. Здесь эта работа не была проведена, композиция рассыпается.

Единственный принцип подбора стихов, который удается уловить, это «больше крови богу крови». В стихах всё время руины, взрывы, оторванные части тела, разорванные люди и так далее. Война предстает как бессмысленное зло. На этом фоне теряются мужество и стойкость, проявленные людьми в страшных обстоятельствах, решимость в момент экзистенциального и нравственного выбора, способность остаться человеком в нечеловеческих условиях. Как литературный критик я знаю современную военную поэзию, и знаю, что такие стихи существуют. Их не включили в композицию ради идеи, которая сводится к тому, что война – это страх и ужас, выпадающий из нормального течения жизни. Эта ложная идея устраняет всё человеческое из происходящего и становится непонятно ради чего мы воюем и почему мы победим. Попытка сохранить историческую память должна была бы сделать создателей более чуткими к мировоззрению других эпох нашей истории, когда война была частью повседневности, с которой сталкивались все, и она не отменяла, а утверждала нравственные и культурные нормы, оставалась в границах человеческого, а не выпадала в пространство животного ужаса и нечеловеческой боли.

Целью художественного действия, представленного луганчанам, и было помещение людей в это пространство неосмысленного ужаса, страха и отчаяния. Далекий от темы зритель не может испытать катарсис благодаря художественным достоинствам сюжета, поскольку ни сюжета, ни художественных достоинств не было предъявлено. Это было выбивание слез поленом, причем из людей, которые десять лет живут на прифронтовой территории и кого-то потеряли на этой войне. Применение такого приема именно к этой аудитории я считаю манипуляцией, позволяющей сорвать легкие аплодисменты не за счет собственной работы над смыслом, а за счет бед и потерь тех, кто пришел на концерт.

Я надеюсь, что мои замечания по возможности будут учтены в преддверии гастрольного тура и перед знакомством широкой российской публики с этим произведением. Потенциал у идеи есть, над ней нужно больше работать. Удачи.

02.05.2024

Похожие записи