Нужно ли учителю хорошо знать предмет?

Книга «Невежественный учитель» философа Жака Рансьера написана в 1987 году. Она посвящена роли учителя в процессе обучения. Рансьер считает, что учитель может научить вовсе не потому, что он знает больше. Рансьер доказывает это на примере Жозефа Жакото, французского учителя начала XIX века, который преподавал в Бельгии, не зная местного языка, и за пологода научил студентов не только читать, говорить и писать сочинения по-французски. После этого он решил, что гораздо лучше учить тому, чего вообще не знаешь, и стал учить химии, живописи и музыке, и всё с превосходными результатами.

Жакото опирался на идею о том, что у всех людей интеллект одинаков, и что один человек придумал, то другой всегда может усвоить без посторонней помощи. Если Жакото прав, то как объяснить известную из практики разницу интеллектов? Ведь не все люди хорошо разбираются в математике, это очевидный факт. Жакото отвечает: это не потому, что один глупее другого, а потому что один хочет тратить время на математику, а другой нет. Задача учителя – убедить человека заниматься, то есть победить его волю, лень и рассеянность:

«Рассеянный не видит, зачем ему напрягать внимание. Рассеянность – это прежде всего леность, желание избежать усилия. Первопричиной лености, заставляющей интеллекты подпадать под материальное тяготение, является презрение.

Это презрение пытается выдать себя за скромность: «я не могу», – говорит невежда, который хочет увильнуть от учебной задачи. Мы знаем по опыту, что означает такая скромность. Презрение к себе непременно оказывается и презрением к другим. «Я не могу», – говорит ученик, который не хочет представлять свою импровизацию на суд себе равных. Я не понимаю вашего метода, говорит собеседник, я некомпетентен, я в этом ничего не смыслю. Вы быстро понимаете, что он этим хочет сказать: «В этом нет здравого смысла, ибо я, такой человек как я, этого не понимаю!».

После ораторского приема сего скромного персонажа, который, по его словам, не наделен поэтическим складом ума, слышите ли вы, какую основательность суждения он себе приписывает? Какой проницательностью отличается! Превосходство другого в какой-то сфере признается для того, чтобы добиться признания своего превосходства в другой, и нетрудно увидеть, что в результате рассуждений свое превосходство оказывается в наших глазах превосходнейшим» (Ж. Рансьер, «Невежественный учитель», с. 85–86).

Перед сессией особенно актуально.

Похожие записи

Добавить комментарий